Куда привезет автобус Апокалипсиса?

01.12.2016

Вечерний Харьков от 27 ноября 2016 г.

 http://vecherniy.kharkov.ua/news/126770/

 Марина Ефанова

В какой-то момент обычный автобус вдруг перестает делать остановки, мчится все быстрее и быстрее, и встревоженные пассажиры никак не могут достучаться до водителя…

Новая пьеса харьковского драматурга Дмитрия Тернового, сооснователя и актера «Театра на Жуках» победила на литературно-художественном конкурсе «Кальмиюс». «39, или Автобус Апокалипсиса» признана лучшим произведением в номинации «Взрослая драматургия».

МЕСТОМ ДЛЯ «ПЛЕНЭРА» ДРАМАТУРГА СТАЛ ХАРЬКОВ

Конкурс «Кальмиюс» был задуман как культурный инструмент деоккупации Донбасса, одна из его основных целей — интеграция востока Украины в общеукраинское культурное пространство. В конкурсе приняли участие авторы из Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей, а также переселенцы из Донецкого и Луганского регионов. На «Кальмиюс» поступило больше двух тысяч произведений на украинском языке, 227 конкурсантов были отобраны к участию в финале, среди них и харьковский драматург Дмитрий Терновой.

— Пьеса навеяна жизнью и дышит теми событиями, которые мы все переживаем, — говорит Дмитрий Терновой. — Правда, замысел именно такой формы возник у меня еще много лет назад. Была такая шальная мысль — создать текст по разговорам, которые практически каждый день слышишь вокруг, а местом действия сделать какой-нибудь автобус, троллейбус или трамвай. Пару лет назад, когда все в обществе «уплотнилось» до предела на фоне войны, вдруг стало понятно, что этот замысел просится на бумагу. Текст во многом построен на харьковском материале: в нем много узнаваемых событий, названий площадей и улиц, а многие разговоры пассажиров «списаны с натуры». В пьесе звучат несколько верлибров замечательного харьковского поэта Натальи Маринчак. Даже ситуация с автобусом, который несется, не делая остановок, взята из реальности. Мне рассказывали о случае, когда водитель поехал на заправку, никого не поставив в известность, и, невзирая на протесты пассажиров, сильно отклонился от маршрута. Причем «отклонился» он на Белгородскую трассу, и у пассажиров было ощущение, что их просто увозят в лес. Все эти события, соединяясь в пьесе, приобретают совершенно другое звучание. И за этим верхним «бытовым» слоем, конечно, проступает более глубинный пласт, иначе все это не имело бы смысла, и, пожалуй, по жанру это ближе всего к мистерии.

ПАССАЖИРЫ НЕ МОГУТ ДОСТУЧАТЬСЯ ДО ВОДИТЕЛЯ

— Вкратце сюжет пьесы выглядит так, — рассказывает Дмитрий Терновой. — Два друга-интеллектуала бегут от надоевшей повседневности. Испытывая судьбу, они садятся в первый попавшийся автобус в незнакомом городе, чтобы доехать до конечной остановки. Все начинается с шутливых споров о том, не слишком ли обреченно звучит слово «конечная». Автобус, как обычно, наполняется людьми и разговорами, но постепенно поведение пассажиров начинают определять внешние события: гудение сирены, полет вертолета, громкие раскаты то ли грома, то ли взрыва. На сцене создается атмосфера города, который живет в нескольких шагах от войны, где все попытки людей спрятаться за обычные дела постоянно разрушаются угрозами извне. Паникующие пассажиры никак не могут достучаться до водителя. В какой-то момент автобус перестает останавливаться, он едет все быстрее, и в конце концов уже никому непонятно, где и когда он остановится. Куда привезет пассажиров автобус? Будет ли нажата красная кнопка, которая вдруг появилась в салоне и из-за которой начинается настоящая драка? Что ждет всех нас в конце этого сумасшедшего маршрута?

Этот многослойный материал давался драматургу непросто. В пьесе 41 персонаж, и каждого нужно было наделить своим голосом и характером.

— Нужно было всех их соединить на одном крошечном пространстве, где они находятся практически все время действия. Кроме того, здесь использован прием, с которым я раньше не сталкивался в столь явно выраженном виде. Обычно все основные события происходят прямо на глазах зрителя. А здесь все главное скрыто от глаз, оно происходит где-то там, за пределами автобуса и зрительного зала, мы видим только реакцию персонажей на эти события и, примеряя на себя эти реакции, невольно втягиваемся в действие. Для меня очень символично, что пьеса признана лучшей именно на «Кальмиюсе», в прифронтовом Краматорске, который живет совсем рядом с войной, — делится Дмитрий Терновой. — Видимо, там этот текст звучит очень узнаваемо. Харьков живет в тревожной атмосфере. Мы, как и персонажи пьесы, стараемся не говорить о войне в повседневности, поскольку она слишком близко, а тема эта слишком болезненна. Но война незримо присутствует где-то рядом, и она во многом определяет наши мысли и поведение. В Краматорске, наверное, это ощущается еще отчетливее.

ПЬЕСА МОЖЕТ СТАТЬ КИНОСПЕКТАКЛЕМ

Осилят ли этот сложный материал с необычным количеством персонажей театры?

— Конечно, не в каждом театре есть столько актеров, — признает Дмитрий Терновой. — Но, с другой стороны, театр — такое пространство, с такой огромной мерой условности, где возможно абсолютно все. Совершенно неважно, сколько будет актеров: пять, десять, пятнадцать. Ее можно поставить практически с любым количеством исполнителей. Будет ли постановка в Театре на Жуках? Не исключено, что мы попробуем сделать по пьесе фильм-спектакль, такой вариант проговаривался. Пока планируем ставить другую мою пьесу — «Детализацию». А с текстом «Автобуса Апокалипсиса» можно будет ознакомиться в альманахе «Кальмиюс», который готовится к печати. Туда должны войти все произведения, победившие на конкурсе.

Еще одна пьеса Тернового уже поставлена в Германии и Австрии

«Кальмиюс» — второй крупный конкурс, который Дмитрий Терновой выигрывает как драматург. В 2012 году его пьеса «Детализация», в которой были предсказаны события Майдана, победила на главном драматургическом конкурсе Восточной Европы «Говорить о границах. Жизнь в эпоху перемен», издана и поставлена в Германии и Австрии, переведена на немецкий, польский, французский языки.