Шутовской микрокосм Жуков

10.03.2011

Газета «Харьковские Известия» от 5 марта 2011 года N27

Маргарита Ющенко

Театр на Жуках — не только один из самых молодых негосударственных театров в Харькове, но еще и один из самых творчески активных. Поле деятельности этого коллектива очень широко: он ставит и показывает спектакли, колесит с ними по фестивалям, обменивается опытом с коллегами из разных стран, издает собственный литературный альманах «ЖУК».

Сейчас театр готовит новый спектакль «Пластилин мира» (оригинальная инсценировка по мотивам философской сказки Евгения Клюева «Между двух стульев»). В ожидании премьеры попробуем рассказать о самой свежей на сегодня постановке Театра на Жуках — мистерии «We care a lot», которая пока осталась за пределами внимания критики, хотя успела получить «Серебряную маску» международного фестиваля «Южные маски-2010» в Николаеве, а также диплом международного театрального фестиваля «Французская весна-2010» в Днепропетровске, где была сыграна на французском языке. Спектакль, поставленный  по пьесе «Шуты», которую написал продюсер и актер театра Дмитрий Терновой, действительно заслуживает серьезного разговора.

«Катарсиса не будет!» — так заявляет зрителям один из персонажей спектакля. И, собственно, не обманывает… Однако дело вовсе не в художественном уровне постановки, он довольно высок. В этой цитате лично мне видится сознательная позиция режиссера Ольги Терновой. Дело в том, что катарсис предполагает полное отождествление зрителем собственного «я» с личностями героев спектакля. В данном же случае нам предлагают анализировать происходящее на сцене с другой точки зрения — не «изнутри», а со стороны, даже с высоты. С этой целью режиссер, следуя за драматургом, выстраивает спектакль «We care a lot» на оригинальном приеме «театр в театре». В памяти всплывает знаменитая надпись над входом в шекспировский «Глобус»: «Весь мир — театр, а люди в нем актеры». И действительно, подмостки Театра на Жуках на полтора часа сценического времени превращаются в модель мира, можно сказать Вселенной, потому как здесь обитают не только «живые» люди, но и некие загадочные сущности, вызывающие ассоциации с определенными высшими, а точнее — низшими силами. Взять, например, действующее лицо, обозначенное в программке как Суфлер (артистка Ирина Бондаренко). Этот персонаж почти все время «обитает» на сцене и следит за тем, чтобы главные герои — Юноша (артист Евгений Педин) и Девушка (артистка Татьяна Бушенева) — действовали в его спектакле и в своей жизни, неукоснительно следуя заранее написанному сценарию. Суфлер спокоен и малозаметен, но лишь до тех пор, пока герои своими эмоциями, своей любовью не начинают ломать продуманный ход событий. Словом, персонаж И. Бондаренко напоминает Всевидящее Око Большого Брата и еще черт знает кого! Кстати, как только кто-нибудь из героев спектакля чертыхается, на сцене тут же появляется эффектная девушка в белом, вопрошая: «Звали?» (артистка Галина Бабак). Белый и постоянно противостоящий ему Черный (артистка Ольга Король) — являют собой как бы две стороны одной и той же силы, борющейся за власть над человеческими судьбами. Как, собственно, и еще одна ипостась той же силы, воплощенная в образе Дирижера (актер Вячеслав Валковой), который до поры до времени управляет и Белым, и Черным, поручая последнему разлучить влюбленных. Так Черный вносит раздор в отношения Юноши и Девушки, вынуждая их ссориться из-за подкинутого им яблока (яблоко раздора, помните?). А в нашем хрупком «человеческом» мире ссоры, конфликты равносильны смерти, исчезновению. При всем этом, как ни парадоксально, Черный выглядит стильно, я бы даже сказала, привлекательно. Для чего же это понадобилось режиссеру? Не думаю, что ради эстетизации зла и порока в духе Романа Виктюка. Постановщик спектакля Ольга Терновая (она же, кстати, автор костюмов и сценографии) скорее предостерегает нас: «Облик может быть обманчив!»

Да уж, существует предостаточно желающих разрушать наши отношения, контролировать наши жизни, искушать наши души. И спектакль «We care a lot» это ярко демонстрирует. Но неужели в огромной Вселенной не найдется ни одной сущности, готовой человека образумить, направить, в конце концов, просто поддержать?! Где тот высший Режиссер, ради которого создается все это представление на нашей планете? По версии авторов спектакля, сегодня «режиссера нет и не будет». И это тоже один из актуальных символов покинутости, позабытости нашего мира. И все же поддержка есть. Поддержка человека — в человеке, каким бы слабым он ни был. В версии Театра на Жуках она находит выражение в персонаже Шута (артист Дмитрий Терновой). Он так же, как и Суфлер, большую часть спектакля присутствует на сцене. Но, к сожалению, он бесправен. Не имея возможности  нарушать чью-либо свободу выбора, надежда и опора главных героев почти все время беспомощно жмется в углу, то и дело получая тумаки от темных сущностей. Персонаж Д.Тернового пытается чем-то помочь, что-то подсказать запутавшимся Юноше и Девушке, но… в его силах лишь рассказать «бородатый» анекдот. Хотелось бы отметить филигранную актерскую игру Д.Тернового. Ощущается, что внутри исполнителя идет непрерывное взаимодействие с происходящими на сцене событиями, даже тогда, когда он не является их непосредственным участником. Порой актер прямо-таки приковывает взгляд к Шуту, своей игрой позволяя улавливать малейшие движения души персонажа.

Ну, а что же стало с Юношей и Девушкой? В спектакле мы видим открытый финал: они могут расстаться, пройти мимо, даже не взглянув друг на друга. Но могут вопреки всему остаться вместе, сохранив свою любовь и тем самым — сохранив мир. Спектакль завершается красивой символической сценой, в которой влюбленные поддерживают и будто оберегают миниатюрную модель земного шара… Любовь может спасти мир! И в это так хочется верить…