Весна. Любовь. Жуки

03.04.2011

Газета «Время» от 29 марта 2011 года N55

http://timeua.info/290311/37455.html

Юлия Гайворонская

Что знаем мы о жуках? Слишком мало, чтобы считаться полноправными обитателями этой планеты. Эйнштейн говорил, что, ежели вымрут, к примеру, все пчёлы, то земля погибнет года через 4.

Мы все очень нужны друг другу. Очень.

В принципе, это и есть главная мысль всех спектаклей «Жуков» — «Театра на Жуках», который в посёлке Жуковского, в гимназии «Очаг». Приходишь сюда и умываешься энергией самой чистой вибрации.

Совсем маленький театр на краю земли — именно такая мысль приходит, когда добираешься, наконец, по зигзагам и колдобинам дорог до театра и растерянно обнаруживаешь перед собою простор каких-то полей. Конец города…

Начало удивительного путешествия! Открываешь дверь и — вот оно! — уплотненная атмосфера маленького зала звенит, кажется, вот-вот лопнет. Не от напряжения — от ликования. От предвкушения. Зрителей слишком много, но они как-то умудряются рассесться. И тебя, еще стоящего на пороге, еще озябшего и суетливого, еще не отрешившегося от городской судороги, накрывает теплой и молодой, сильной энергией, сотканной «жуками».

Спектакль испит, зрители медлят. Сперва хлопают, потом просто сидят, а потом бродят по узкому проходу. Что-то магнитом держит их. Вначале было предчувствие — теперь послевкусие. Уходить не хочется…

«Театр на Жуках» — генератор любви. Центр, пульсирующий в Космос энергией света. Таких крохотных центров по миру на самом деле много — среди моря попсы и цинизма они тихо несут свою вахту, выпуская в небо тоненькие лучики. На них, как на ниточках, держится-качается планета, не падает в бездну, которой, казалось бы, достойна.

Они — наши крохотные спасители. Жучки-светлячки…

Практически ни один из актеров-«жуков» никогда не занимался театром профессионально. По сути, здесь всё сплошь эксперименты, аматёрство, но, как часто бывает, что на солидных постановках академических театров, где актеры безупречно артикулируют и играют, не ощущаешь той высокой ноты искренности, того космического озноба, как тут. Что это? Быть может, «служенье Муз» наравне с суетой еще и не терпит рутины, не приемлет зарабатывания?..

Искусство — ах! Искусство — фу!

«Ты так уродлив, что мог бы стать шедевром современного искусства» — эта вполне удачная цитата из Стэнли Кубрика («Full Metal Jacket») хорошо известна многим. И если внезапно осененный благим порывом молодой человек захочет вдруг получить справку о современном искусстве, то он наткнется на статьи и сюжеты примерно в этом ключе. То бишь о художниках, облюбовавших эстетику безобразного (этот оксюморон стал уже так привычен, что даже не вызывает улыбку). Критики, пишущие на тему «современное искусство», не без сладострастия выводят своё «фууу». Таких статей много. Очень много. Гораздо больше, чем об искусстве не скандальном. Мне хотелось привести фрагмент из некоторых развеселивших меня материалов, но я так и не смогла отыскать более или менее удобоваримого абзаца — «педераст» тут самое мягкое слово, а содержимое унитазного чрева — самый излюбленный сюжет.

Так и получается, что новичку без подготовки довольно сложно разобраться в том, что же есть современное искусство. И, если он по неопытности обратится к таким монополистам общественного сознания, как телевидение, глянец или Интернет, то у него может сложиться образ разложившийся, все вокруг разлагающий, разложением бравирующий и разложение идеализирующий. В итоге есть некий риск: во-первых, риск срабатывания вполне природного защитного рвотного рефлекса; во-вторых, риск открещивания от каких бы то ни было дальнейших попыток самообразования; в-третьих, в самых худших, риск приятия эстетики безобразного и под лозунгом «прико-о-ольно» искажения в голове всей картины мира.

Я это всё к тому, что у современного искусства масса лейтенант-шмидтовских родственников; а на самом деле настоящее искусство, слава Богу, есть и оно, как и подобает настоящему искусству, прекрасно. Спектакли «Театра на Жуках» — хорошая тому иллюстрация. Это здоровое искусство. И оздоравливающее.

Атмосфера Любви

Я спросила у режиссера «Жуков», сценариста, поэта Ольги Терновой:

- Бросается в глаза Ваше большое внимание, большое уважение к тексту. Вы всегда берете замечательный и при этом не растиражированный текст. Я даже подозреваю, что текст для Вас самое главное. Это так — литература в вас преобладает над театром?

- Безусловно, чем состоятельнее автор, чем интереснее литература, тем сложнее и увлекательнее работа над постановкой. Текст является одной из составляющих театра, безусловно, очень важной и требующей к себе внимательного, чуткого подхода. Хороший автор всегда закладывает в свое произведение несколько важных проблем, которые актуальны в любое время. К нам приходит то, что созвучно нам на данном этапе, но мы ставим задачу не просто решить интересные для себя вопросы, а, насколько это возможно, раскрыть богатство авторского замысла, проникнуться его языком. Именно это дает нам возможность сделать один спектакль не похожим на другой. Именно авторский текст диктует жанр, необходимость выбрать то или иное художественное воплощение, музыкальное оформление спектакля.

- Судя по вашим спектаклям, у этого мира всё-таки есть шанс?

- Это вопрос к Господу Богу… Мы его для себя решаем просто: отпущенное время надо постараться прожить достойно и обязательно радостно. Мой духовник на мою жалобу о том, что результат работы никогда не получается абсолютным, ответил просто и гениально: «Как бы мы ни старались, все созданное рано или поздно будет разрушено. Поэтому имеет значение только одно — какую атмосферу мы создаем во время работы. Если это атмосфера любви — то, что мы делаем, имеет право на существование». Я ему верю.