«Ромео и Джульетта» — новая жизнь великой трагедии

10.04.2013

Блог о харьковских театрах «Без грима», запись от 8 апреля 2013 года

http://bez-grima.kharkov.ua/romeo-i-dzhuletta-novaya-zhizn-velikoj-tragedii/#more-1613

Анна Селевич

Весна для Театра на Жуках началась премьерой спектакля «Ромео и Джульетта» по одноименной трагедии У.Шекспира, которая уже несколько столетий не «выходит из моды». Множество известных постановок этого произведения существует. Когда-то в ролях Ромео и Джульетты на сцене театра блистали Лоуренс Оливье и Вивьен Ли, Дмитрий Барков и Алиса Фрейндлих. Бесчисленное количество постановок, каждый режиссер пытался показать свою историю вечной любви. Делать постановку «Ромео и Джульетта» немного рискованно в любом случае, а сделать ее по-новому — рискованно вдвойне.

Театр на Жуках вас не шокирует своей постановкой «Ромео и Джульетты», как, например, вариант трагедии Жолдака, которую мне довелось увидеть. И, поверьте, это к лучшему. Ведь не все, что шокирует и поражает, можно назвать искусством. Но и классической постановки пьесы вы тоже не увидите. Часто можно наблюдать, когда режиссер, создавая спектакль по произведению нашумевшему и имеющему множество вариантов театральных постановок, стремится покорить зрителя где-то шоу, где-то экстравагантностью, зачастую старается шокировать его. Под шоком не всегда подразумевается эстетическое зрелище.

Режиссер театра Ольга Терновая нашла новые формы, оттенки, идеи, ей удалось представить известную всему миру трагедию по-своему. Конечно же, спектакль имеет тот же хорошо уловимый почерк театра на Жуках. Его можно прочувствовать, посмотрев не один спектакль: все так же уделяется большое внимание мелочам, что дает возможность лучше понять суть и прочувствовать смысл. Спектакль по наполненности выдержан в таких рамках, чтобы донести главное, отставив все лишнее. И все же постановка «Ромео и Джульетта» стала новым витком в творчестве театра, на мой взгляд. В спектакле подкупает простота, меня покорило именно это. Костюмы и декорации очень просты, они не выделяли героев, скорее обезличивали их. В таком варианте не костюм окрашивал образ, а скорее наоборот, - он был фоном, а главной окраской стали игра и пластика актеров. Особенность спектакля -  многоличие героев трагедии. У меня создалось впечатление, что герой помещался между зеркалами и отражался несколько раз. Голоса, слова также отражались эхом. Поэтому образы Ромео и Джульетты скорее витали в воздухе и не имели четкого обрамления. Актеры перемешивались, перетекали из одного образа в другой.

Символичными стали цвета костюмов и декораций. Их было всего три: черный — цвет фона, теней; белым цветом костюмов выделялись фигуры актеров, как в технике «граттаж» появляется рисунок на черном фоне; красный — цвет крови, войны, страсти. Красным были обозначены полоса, разграничивающая враждующие семьи, кровь, маски безликих.

Несмотря на новый подход к трагедии, суть не была утеряна, главная идея сохранена, а текст адаптирован, но узнаваем. Все это конечно идет в плюс постановке.

Тронула игра юных актеров, хотя Ромео казался мне иногда менее страстным и влюбленным, нежели Джульетта. Но основное впечатление осталось положительным. Несмотря на то, что спектакль является трагедией, он оставляет светлые чувства. А после его окончания зрители еще несколько минут оставались на своих местах и как будто ждали продолжения, хотя история достигла логичного конца.

Во время спектакля на улице шел сильный дождь и слышались раскаты грома, что так удивительно в апреле. Это только прибавило эффекта. Казалось, небеса сочувствовали трагедии любви Ромео и Джульетты.