О, дайте вечность мне, — и вечность я отдам…

24.09.2013

Газета «Время» от 24 сентября 2013 года

http://timeua.info/240913/80279.html

Александр Анничев

Негосударст­венный театр «На Жуках» открыл новый сезон трогательной «Историей, рассказанной маленьким Духом, живущим в замке за очагом» по произведению Анатоля Франса.

Превратила в пьесу и воплотила на сцене повесть французского писателя режиссер и художественный руководитель театра Ольга Терновая.

Это история любви Жоржа де Бланшеланд и Пчелки Кларидской. История сказочная и необыкновенно красивая, предназначенная для взрослых, но рассчитанная на то, что, придя домой, они обязательно перескажут ее детям.

Маленький Дух (Ана­стасия Терновая) начинает грустное повествование о том, как ушла из жизни графиня Бланшеланд, оставив на попечение герцогини Кларидской своего единственного сына. Сбывалось предсказание о том, что накануне своей смерти она обнаружит на подушке белую розу.

— Я уже два года была матерью, когда и вы стали ею. Ваша дочка Пчелка хороша, как ясный день, а мой крошка Жорж добрый мальчик. Я люблю вас, и вы любите меня. Так вот, знайте, я нашла белую розу на подушке моего аналоя. Я должна умереть: я оставляю вам моего сына.

Дальнейшие события разворачиваются так, как многие сюжеты в сказках знаменитых сказочников или в средневековых рыцарских романах. Иными словами — все предсказуемо. Почему же спектакль Ольги Терновой вдруг так волнует и заставляет радоваться встрече с давно знакомыми персонажами? Имена-то изменяются, а герои остаются последовательными в любви, верности, противостоянии вероломным интригам тех, кто желает их разлучить. Театр же вносит разнообразие, превращая литературных персонажей в действующих лиц, а артисты в каждом вновь созданном спектакле наделяют своих героев новыми характерными чертами.

Олег Ямчицкий (Жорж) и Лилия Ежак (Пчелка) сцены из своего детства разыгрывают при помощи безликих кукол, давая таким образом понять, что были очень похожи в восприятии событий и в отношении к ним взрослых. То есть были непосредственны во всех без исключения проявлениях чувств. За короткое время происходит взросление и качественное изменение присущих каждому герою индивидуальных качеств, постепенно тряпичные куклы превращаются в Жоржа и Пчелку. Он — напоминает Джулиано Медичи, она — Симонетту Веспуччи, словно сошедших с известных портретов Сандро Боттичелли.

Надо сказать, что стилевые особенности XV столетия очень хорошо переданы через аналогии с боттичелливскими лицами, а это создает своеобразный сценический хронотоп именно той эпохи, в которой происходят события. Особенно явно это прослеживается у Евгения Педина (Король Лок) и у Дмитрия Тернового (Верное Сердце).

Пластический рисунок спектакля выписан на фоновом звучании стилизованной музыки, традиционно сопровождающей время, именуемое в искусстве кватроченто (тысяча четыреста) и соответствующее периоду раннего итальянского Возрождения.

Поражает последовательность всех исполнителей заданной режиссером стилистике, когда девять артистов персонифицируются не в отдельные характеры, а в постоянно изменяющиеся группы, перевоплощаясь то в сторонников, то в противников. При этом в спектакле нет ни положительных, ни отрицательных персонажей, а только те, кто задается одним и тем же вопросом: «Как отразится мой поступок на судьбах Жоржа и Пчелки?», разлученных Царицей ундин (Наталья Фирсова), полюбившей Жоржа, и Королем Локом (Евгений Педин), полюбившим Пчелку.

Можно ли полюбить только за то, что тебя спасли от верной гибели? Долг повелевает повиноваться, а тот, кто спас, наделен чарами, способными заставить любить. Однако как жить всемогущему бессмертному, отобравшему у беспомощного смертного любовь?

Благородные поступки сказочных бессмертных соответствовали гениальной строке Иннокентия Анненского: «О, дайте вечность мне, — и вечность я отдам за равнодушие к обидам и годам». Поразмыслив, всесильные возвращают то, что не вправе отнимать у людей. Оказывается, забирать сложнее, чем отдавать.

Возрожденческий получился спектакль и в прямом и в переносном смысле этого слова. В первом, искусствоведческом термине, он отразил старую-престарую истину, что человек является мерилом всех вещей, а по своим художественным качествам подарил нам ощущение светлого, радостного чувства от встречи с добрыми, замечательными людьми. Актерами, осознающими, что сегодня не стоит рассказывать о наркоманах и убийцах, а лучше размышлять о героях, способных идти на жертвы ради любви.