Немецкая критика о постановке по пьесе Дмитрия Тернового

11.07.2014

http://www.staatstheater.karlsruhe.de/programm/presse/1701/

Отзывы на спектакль, поставленный на сцене Баденского государственного театра по пьесе продюсера и актера Театра на Жуках Дмитрия Тернового «Детализация» (в немецкой версии — Hohe Auflösung), вышли в ряде специализированных и общественно-политических СМИ Германии. Ниже — выдержки из некоторых публикаций.

Die Deutsche Bühne (один из ведущих театральных журналов Германии):

Автор пьесы Дмитрий Терновой окунает зрителя в мир противоречивых чувств, где смех сменяется гневом…

Пьеса сложна, ее текст соединяет почти документальную плотность с комическим сюжетом, благодаря чему она врезается прямо в сердце…

Режиссер успевает за этим захватывающим дух темпом, ей удается мастерски создать из хаотичного порядка действия неумолимо движущееся к трагическому финалу единое целое, гармонично соединив первую и последнюю сцены….

Ее честное обращение с текстом, который в 2012 году выиграл конкурс «Говорить о границах», превращает постановку в настоящий политический театр. Сценический шедевр режиссера построен на виртуозной игре сценами пьесы, которую очень живым и одновременно четким языком перевела Лидия Нагел…

Мина Салефур работает на тонкой грани гротеска, бульварной комедии и трагедии,… и это получается у нее волшебно легко…

Грандиозная работа всего ансамбля и более чем многообещающего режиссера Мины Салефур показывает, как посредством театра преодолеваются культурные и художественные границы…

Nachtkritik.de (независимый театральный портал немецкоязычного пространства Германии, Австрии и Швейцарии):

Д.Терновой получил в 2013 году самый важный драматургический восточноевропейский приз «Говорить о границах»… Его пьеса не является чисто документальной, но она полна исторических мотивов и пронизана политической интуицией… Это очень смелая смесь бульварного и политического театра, эстрадных и сюрреалистических игровых форм, не теряющая при этом характера «well-made-plays»… В ней говорят не только люди, но и предметы…

Текст пьесы интересен сам по себе, но это сложная вещь для постановки… Мина Салефур сумела передать комедийный и одновременно серьезный характер пьесы и найти верный тон, чтобы рассказать историю молодой пары, живущей в квартире над революционным Майданом…

Главные герои стремятся не вмешиваться в происходящие вокруг них бурные события, но, конечно, это им не удается…

Пятеро актеров играют 21 персонажа, часть которых – предметы, а все события разворачиваются в комнате, где стены построены из мешков с песком…

Замечательно удается режиссеру финал спектакля: там где у автора скрипач вместо зарубежных гастролей выходит играть на Майдан, у режиссера камень из первой сцены попадает в Елену в тот самый момент, когда она начинает вмешиваться во внешние события…

Deutschlandradio (национальная радиокомпания Германии):

В пьесе идет речь о поступках людей во время революции. Основное действие происходит в квартире над Майданом, и в центре внимания – молодая семейная пара. Он — скрипач и пытается получить шенгенскую визу для гастролей за границей. Она же отгородилась от внешнего мира: телевизор не работает, окно, выходящее на Майдан, занавешено, ей хочется просто переждать эти события. И вот тут начинается политическая бульварная комедия: появляется нелегальный мигрант, за которым гонится милиция, потом возникает любопытная соседка, потом сам милиционер, и все это сплетается чудесным образом и возникает, с одной стороны, комическая ситуация, с другой – серьезный проницательный взгляд на политические события. К этому добавляется сюрреалистичный мир, например, мир посуды в мещанской квартире с вечными сериалами. Или сцена, где речь идет о получении шенгенской визы и где между собой разговаривают папки, печати и пистолет… Режиссеру удалось объединить все эти элементы в единое целое. Мина Салефур находит гениальное решение сцены, где камни, лежащие на Майдане, ведут между собой беседу. В оригинале эта часть появляется ближе к финалу, а режиссер ставит ее в начало спектакля. Среди этих булыжников есть молодой камень, которому не хочется, чтобы его топтали, он мечтает о полете. И он, действительно, взлетает, а потом возникает в последней сцене, когда главная героиня выглядывает в окно. Камень попадает в нее и возникает прекрасная, и одновременно ужасная иллюстрация того, что случается во время революций. То, что для одних является освобождением, для других становится смертью… Особенно интересен тот факт, что пьеса была написана в 2012 году, и уже тогда автор пишет о событиях на Майдане, о снайперах на крышах, т.е. это не просто политический фарс, это по-настоящему прозорливый анализ…

Süddeutsche Zeitung (крупнейшая ежедневная газета Германии):

Сумасшедше сложный театральный текст, в котором сцены решены в разных стилях и которые никак нельзя стричь под одну гребенку. Однако в спектакле Мины Салефур возобладал один взгляд…, и актеры играют в духе комедии.

Schwäbische Zeitung (одна из основных региональных газет):

Это одна из самых интересных премьер в сезоне. Украинский автор Дмитрий Терновой написал заглянувшую далеко вперед пьесу о ситуации в своей стране… Он закончил «Высокое разрешение» в 2012 году, в то время, когда еще невозможно было представить, что в феврале 2014 года случится ситуация с Майданом и свержение Януковича. Драматург написал текст на стыке жанров: здесь и бульварная комедия a la Фейдо, и неожиданно — документальный театр, и сюрреалистические сцены в духе Альфреда Жарри…

Badische Neueste Nachrichten (региональная общественно-политическая газета):

Там, где невозможно найти правильный тон для изображения ужаса ситуации, спасительным становится язык комедии. Пританцовывающий пистолет, говорящая печать (феноменальные костюмы Марии Андерски),… Выросшие подростки детского хора, которые хотят получить индивидуальные шенгенские визы для совместного тура, бессмысленное интервью с Ольгой Ивановной, производителем прохладительных напитков – все это составляющие отлично поставленного фарса в потрясающем исполнении актеров. В конце концов, визы получены, но Андрей уже никуда ехать не хочет. Пятый камень из первой сцены прилетает, принося своими объятиями смерть. Только что прозвучавшее: «Какая прекрасная жизнь!» тут же сменяется восклицанием «Какая ужасная смерть!». И — оглушительные аплодисменты.

(Искренняя благодарность за помощь в переводе с немецкого языка Марине Рыбалкиной)